Previous Entry Share Next Entry
Изида
шредингер
entorfianguard
Сегодня планировался текст про ювеналку. Но он пока не готов. Будет позже. Вместо него получилась очередная история. Не связанная с сабжем совершенно.

Надо открыть глаза. Боль в затылке пульсирует, становясь то сильнее, то слабее. Хотя не так. С каждым ударом сердца она нарастает. Это плохо. Значит, опять забыл выпить таблетку на ночь. Надо открыть глаза и встать, иначе может оказаться слишком поздно.

А вечер обещал быть томным. Свадьба. Странное мероприятие, но вполне себе занимательное, при условии, что свадьба не моя. Никакого чувства ответственности, множество незнакомых лиц, бесплатный алкоголь, море смеха и глупые конкурсы. В какой-то момент приглашенный аниматор (или это был тамада? И как их вообще отличать?) выстроил всех в круг по краю танцплощадки для очередного испытания. В чем конкретно оно заключалось, я затрудняюсь сказать, поскольку к тому моменту моя связь с реальностью была более чем иллюзорной. В любом случае, необходимо было выбрать себе партнера, и, кажется, следовало задать ему какой-то вопрос, написанный на обрывке бумаги, случайным образом извлекаемом из шляпы. А может, и нет. Не помню. В любом случае, я выбрал её. Девушку в коротком серебряном платье, стоящую напротив. Вероятно, выбор мой был неслучаен. И, определенно, эта «неслучайность» не имела ни малейшего отношения к судьбе. Просто мое и без того не слишком безупречное зрение, усугубленное вызванной алкоголем расфокусировкой глаз не оставляло мне достаточного пространства для маневра. Я, как сорока, был пленен серебристым блеском, и дальше мог только плыть по течению. Она была единственной, кого я мог с полной уверенностью различить в толпе. Не потерять. Она была моим маяком. Невысоким, изящным маяком в коротком платье с младенцем на руках. Богоматерь Умиление в мини посреди шумной свадьбы.

Черт, как болит голова. И этот ребенок, откуда он взялся? Ждать, пока подействуют таблетки времени нет. Так недалеко и до кровоизлияния. Взять нож, тяжелый, с деревянной ручкой, так, спокойно, унять хоть ненадолго дрожь в руках, отвести руку и нанести сильный, но аккуратный удар в точку, где переносица соединяется с лобной костью. Носовое кровотечение – лучшее средство против инсульта. А может, и нет. Во всяком случае, меня этот способ никогда не подводил.
Вот теперь лучше – теплые капли стекают по лицу и падают на пол. Шлеп. Шлеп. И, уже подражая ливню за окнами – быстро, ещё быстрее, почти сливаясь – шлеп-шлеп-шлеп… Теперь к холодильнику – нужно приложить лед, иначе завтра мои и без того заплывшие глаза будут украшать два прекрасных готичных фингала. В моем возрасте это слишком экстравагантно, а потому следует их появление предотвратить. Льда в холодильнике не было. Ну да, хорошо быть рекламщиком-французом, суперсовременный холодильник с функцией приготовления ледяных кубиков всегда к твоим услугам. В средней полосе фауна иная. Впрочем, допотопный «Саратов» не подвел – в недрах морозилки обнаружился приличных размеров кусок мяса, замороженный до твердости оружия пролетариата. Сойдет. Осталось выпить пару таблеток аспирина, запив их стаканом вина, бороться с рвотными позывами и ждать. Нет, всё равно стошнит, но чем позже это произойдет, тем больше обезболивающего и алкоголя успеет проникнуть в кровь.

И всё-таки, откуда ребенок… Задал ли я ей вопрос? Не помню. Но помню, как стоявшие вокруг… Друзья? Родственники? пытались убедить меня изменить выбор. Женщина, с ребенком на руках, рядом муж, да и мое положение не вполне определено. Положение в пространстве-времени, кстати, тоже. Так или иначе, проблема с ребенком разрешилась. Видимо. Да что я говорю – определенно да, ведь как то мы оказались во дворике перед рестораном, вдвоем. Или одни? Её звали Изида. Выбор имени, сделанный её родителями, представлялся странным, но не слишком, учитывая, что время её рождения совпало с очередным всплеском интереса к эзотерике, полтергейстам и НЛО. А мне в тот момент вообще ничто не казалось странным. Помню, мы разговаривали, о какой-то малозначительной ерунде, о которой только и стоит говорить. Я спрашивал, каково это, оказаться разоблаченной ещё до своего рождения – страшная глупость и банальщина, вопрос, который ей задавали, наверное, тысячи раз. Она улыбалась, и мы смотрели на звезды. Потом я убеждал её бросить мужа, бежать, бежать со мной, бежать отсюда как можно скорее. Говорил, что с ним она не сможет исполнить своего предназначения – ведь он такая цельная личность. Просил, чтобы она вышла за меня, и собрала меня по кускам. Я говорил нелепые, ужасные вещи, за которые мне, безусловно, будет стыдно – потом, когда благословенный алкоголь оставит меня один на один с жестоким и страшным миром. Но это потом, а сейчас она гладит меня по волосам и шепчет что-то успокаивающее, ласковое, тихое. И нет никого – в такие минуты реальность пластична, она отзывается на малейшие дуновения желаний, Вселенная содрогается от каждой мысли, стремиться приспособиться, свернуться клубочком, как маленький котенок, окружить своим теплом. Расплата будет позже, не сейчас.

Сейчас. Когда желудок выворачивается наизнанку, а рвотный спазм скручивает всё тело. Желчная горечь во рту, но голова уже не болит. Чуть позже надо выпить холодной воды, покурить, и влить в себя ещё стакан вина. Сегодня второй день свадьбы. Я надеюсь, что увижу её. Главное выпить достаточную дозу то того, как многочисленные знакомые начнут уверять меня, что никакой девушки с ребенком на свадьбе не было, взывать к моему податливому разуму, призывать в помощь логику – какой может быть младенец в полдвенадцатого ночи в прокуренном зале ресторана? Они всегда пытаются меня убедить, что все было не так. И раньше им это удавалось. Но не сегодня. У меня есть доказательство – в конце концов, её муж разбил мне нос. Удивительно цельная, и грубая, в сущности, личность.

?

Log in

No account? Create an account