Previous Entry Share Next Entry
Весеннее обострение.
шредингер
entorfianguard
У Виктора Олеговича Пелевина, солнышка русской литературы, помнится, было замечательное сравнение религиозного экстаза с наркотическим опьянением, причем не в пользу последнего. Мол, наркотики – это так, задняя дверца, а вот религиозный экстаз, это, так сказать, парадный вход. Профессионального суждения по данному вопросу я высказать не могу, поскольку с наркотиками у меня как-то не сложилось, а уж с религиозным опытом и подавно, но аналогия красивая. И многое объясняет, кстати. Уж больно это описание рая, в котором прутся по страшному от созерцания божества, и писание ада, где без этого самого созерцания страдают, похоже на состояние кайфа и ломки соответственно. Впрочем, пост сей не о наркотиках, и даже не о религии, которая, как известно, опиум.
Пост об искусстве, в котором, как ни странно, я разбираюсь примерно также, как в наркотиках и религии, то есть никак. Что и хорошо. Поскольку сколько бы зеленые гоблины не кричали, что это искусствоведение тоже наука – а вот им хрен. Искусство для души. Для эмоций, если угодно, а это уже никак не область науки, ибо не проверяется эмпирически и индивидуально для каждого.
И в этом то и заключается проблема. Искусство в некоторый момент перестало обращаться напрямую к сфере чувств, и занялось несвойственной ему задачей. Развлечением, воспитанием, политической и прочей агитацией, банальной рекламой. Появились все эти «о чем хотел сказать автор», да «я экспериментирую с формой». Искусство стало обращаться к чему угодно – к разуму, к половому инстинкту, к классам и массам – но только не к чувствам. И, неизбежно, выродилось. Разделилось на два одинаково деградировавших страта – которые, по сложившейся традиции, условно можно назвать «искусством для элиты», куда попали все эти идиотские полосочки и квадратики, упорно выдающие себя за живопись, а также разного рода тексты-цитатники, выдающие себя за литературу, и, не менее условно именуемое «искусство для быдла» - куда с железной неизбежностью попадают картины, подобные тем, что пишут «великие рисовальщики Петухов» Шилов и Сафронов, например, а равно всякого рода масслит в духе Коэльо, Донцовой, и прочей бульварщины и гламурщины.
Целью искусства стало развлечение – интеллектуальное и не очень, изобретательное и попроще. И, разумеется, украшательство. Песни помогают строить и жить. Книги несут в себе глубокие мысли. Картины изображают реальность, или, как в случае с так называемым «авангардом» изображают из себя предметы живописи. О чувствах забыли. Все настроены на позитив. В то же время задача искусства иная, совсем. В абсолюте своем произведение должно нести в себе только одну цель – смерть. Не какую-то там, в балахоне и с косой, или, наоборот, связанную со смрадом и разложением, нет. Просто истинное, абсолютное искусство должно таким образом воздействовать на воспринимающего, чтобы перегорали все предохранители, чтобы становилось ясно, что такого напряжения эмоций не пережить, это совершенно невозможно, нейроны не выдержат, сердце остановится и…
И чтобы тем, кто всё же не умер от нахлынувших ощущений, становилось ясно – это всё. Ничего подобного больше не будет, впереди серость, прах и пустота. Вершина покорена, дальше только долгий и утомительный спуск.
Разумеется, это недостижимый идеал, подобных творцов не было, и вряд ли появятся. Однако следование в этом направлении и есть единственная задача творца – остальное – все мысли, идеи, формы – лишь способ, лишь вешки на пути к катарсису. К сожалению, понимать это не хочет почти никто. И, к счастью, у некоторых это получается совершенно случайно, помимо их воли. Вот здесь, пожалуй, и пролегает граница между талантом и ремесленничеством.

  • 1
Значит так. Пятый год живу с художницей, над рабочим столом полка с книгами говорящими о глубоком стремлении их владельца погрузиться в мир демиурга, постоянные разговоры о смысле, причинах, возможностях искусства и как итог рисование берез, камней, церквей. Она может нарисовать все, но ей совершенно чужды стремления к социально значимому творчеству, к эпатажу к морализаторству, да вообще ко всему. Творчество для нее выполняет сугубо автаркическую функцию. Упреки в эгоизме не воспринимает. А ведь если мы будем говорить о способности творить, как о возможности реализовать некий дар, то тогда художник рисующий одуванчики вообще становится человеком неблагодарным или не понявшим суть и смысл дара.

Вопрос не в том, что рисовать, вопрос в том - как.
Тут, возможно, уместен вопрос, насколько действие искусства может быть универсальным - созвучным и понятным всем "потребителям" (неуместное слово, но точный термин лень подбирать), однако можно и одуванчик изобразить так, что "в душе всё перевернется" (по крайней мере у кого нибудь), а можно какой-нибудь Армагедец изобразить на полотне 12 на 12 и нифига.

Главное - достигаемый эффект. Даже не так - главное - стремление к достижению именно такого эффекта, а уж всё остальное - дело таланта, случая, созвучия творца и зрителя, а также разнообразный богов и муз (в случае, если они существуют). Как-то так смотрю на эту проблему))

Стоя под палящими лучами белого африканского солнца, обливаясь потом и заливая валерьянкой истерзанное в творческом порыве слабое сердце, я переношу на хост срез моей души. Безвозвратно, в мучениях отторгаю часть себя, дабы человечество почувствовало то, что уже на протяжении многих лет не дает мне нормально жить. Все, работа закончена, я стал другим. Я нарисовал картину, аккумулирующую в себе весь мой опыт, весь талант, все чувства и мысли. Стоящие подле меня негры не понимают отчего я плачу. «Наверное у него ничего не получается» - говорит один и второй глядя на сырой холст поддакивает – «Точно, полная фигня!»

Как быть? Искусство это ключ. Оно не может быть самоцелью, но мыслимо в отсутствии замка. Но вот возможно ли искусство, перед которым не устоит не один замок? Закона утверждающего невозможность этого я не знаю, как и закона говорящего о гипотетической возможности изобрести универсальную отмычку. Остается верить. :-)

Это у Вас опечатка такая получилась? В смысле "хост"? Просто в сетевом общении черт его знает, что Вы имели в виду... Ладно, буду считать что опечатка.

Понятно, что ключ, и понятно, что об универсальности стоит только мечтать. Но я то не об этом. Ну, или не совсем об этом. Я о том, что мы хотим добиться, открыв замок. Если денег и известности, или, например, донесения педагогически верных мыслей до тупых читателей - то нахрен такое искусство. А вот если мы хотим создать нечто, превосходящее по эффекту воздействия реальность, некую дверь в "лучший мир", духовный наркотик, если хотите - то вот отсюда и начинается попытка настоящего искусства. Возвращаясь к предыдущему комментарию - да, одуванчик, но самый прекрасный одуванчик на свете, некую "идею одуванчика", в терминологии Платона.

То, что мы испытываем под действием искусства, есть сумма двух слагаемых, и требовать одинакового катарсиса от всех людей при взаимодействии с одним и тем же объектом, это или же подразумевать единообразие восприятия всех людей или же наличие единого элемента, не участвующего в формировании личности, но способного проявить себя во всех людях, одинаковым образом. Попахивает душой. :-)

Можно и так трктовать. А можно и не уходить в столь высокие сферы. Страх, любовь, голод, жара, мороз, ненависть, дружба - ряд можно продолжать - вещи универсальные (по крайней мере для человеческого вида, за пятиногих марсиан не поручусь). Вот и имеем уже не один элемент, а множество, через которые можно воздействовать.))

Мое желание пищи, любви, денег, воспринимаются мной уникально. Мы же хотим нарисовать нечто, что произведет фурор в (извиняюсь) душе каждого человека в независимости от возраста, интеллекта, пола и прочих качественных и количественных характеристиках.
Эх, судя бы теолога, он бы живо нам объяснил, что нужно «нарисовать» :-)

Боюсь, то, что может предложить теолог, оставит равнодушным меня.

Тогда остается последнее средство - воздействие через абстракции. Музыка, например.

Нет, тут тоже бесполезно. Я тут на днях чуть свою благоверную не придушил когда при совместном просмотре отрывка из фильма Тарковского «Солярис» зазвучал Бах и она (видя, что на экране ничего не происходит) пошла на кухню за чаем. :-)

Тогда и не знаю, что предложить...

С другой стороны, если не знаю я, то это вовсе не значит, что невозможно. Остается ждать. С надеждой.

а вот кому реала пелевинского, http://www.facebook.com/photo.php?fbid=1406911618351&set=a.1401029031290.2049518.1399233980
знакомьтесь ирина некая. евойная любовница, снее кариатида леночка писана, есть еще катеринка караванова с психфака, зацените красоту http://www.facebook.com/profile.php?id=1230062334 )))), нечаева ольга - менеджер по рекламе журнала атмосфера красоты))), тоже ничаво)))
да и еще такой выбор может быть только у импотента)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))коим пелевин и является, в 1999 году на нечаеву не встало))))

Откуда такое знание предмета?

>похоже на состояние кайфа и ломки соответственно

вы про опиаты, а Пелевин про галлюциногены. нет на галлюциногенах ни "кайфа", ни тем более ломок. бывает хороший трип и плохой трип. Виктор Олегович, кстати, с предметом знаком очень хорошо.

:)

Что Пелевин про галлюциногены - это очевидно (даже цитата из сцены с грибочками). А про опиаты это уже к нему никакого отношения не имеет - так, вольное развитие образа понравившегося)))

Пелевинский бдсмчик http://www.facebook.com/photo.php?fbid=1406911618351&set=a.1401029031290.2049518.1399233980
знакомьтесь ирина некая. евойная любовница, снее кариатида леночка писана, есть еще катеринка караванова с психфака, зацените красоту http://www.facebook.com/profile.php?id=1230062334 )))), нечаева ольга - менеджер по рекламе журнала атмосфера красоты))), тоже ничаво)))
да и еще такой выбор может быть только у импотента)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))коим пелевин и является, в 1999 году на нечаеву не встало))))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account