Previous Entry Share Next Entry
Круги.
шредингер
entorfianguard
Зато здесь есть мост. Почему «зато», и за что именно? А какая, собственно, разница. За всё. Хороший мост, длинный, горбатый, с коваными перилами. Замечательный просто. У него лишь один недостаток – под ним нет троллей.
«Даже тролли здесь не живут, потому что здесь жарко и сухо». Хотя, с другой стороны, жарко ли? Или, может, наоборот, холодно? Никак не разберусь, да и не во мне дело – оно в каждый момент по-разному, и в то же время всё вместе и одновременно. Я уже привык, огонь жалко. Бедные, неразумные языки пламени, танцуют весело, беззаботно, и вдруг застынут, замрут вычурными колоннами, пытаясь удержать несуществующий свод, потом задрожат от жуткого холода, а через мгновение – снова танцуют, как ни в чем не бывало. Нет памяти, нет самоидентификации, но значит ли, что нет и боли?
А всё из-за того, что нет единой концепции, никак они между собой не договорятся. «Несколько миллиардов особей визуализировали, визуализировали да не вывизуализировали». Скороговорка. Пословицы, поговорки, цитаты, литературные комплименты, аллюзии и пасхалки – вот всё, что у меня осталось.
Ну и, конечно, мост. Мост Над Бездной – вот прямо так, с пафосом и большими буквами. Желательно, огненными. А почему нет? Огня здесь много. Или это лёд? Вот к чему приводит отсутствие согласия в товарищах.
А здесь только я. Остальные ушли. Как они радовались, наперебой твердили странное слово «амнистия», вертелись перед зеркалами, разглядывали свои белоснежные новенькие крылья, хвастались друг перед другом – но что толку, у каждого были свои – точно такие же. Сколько счастья было в их глазах... Наивные дети посреди холодной рождественской пышущей жаром пустыни.
Свои крылья я срезал и повесил рядом с чертежами Нагльфара. Два символа несбывшихся надежд. Или три – если считать по числу предметов, а не по числу символов. У Локи никогда не будет корабля – даже мертвые теперь верят в других богов. Время трикстеров ушло – клоун, даже с моторчиком, всё равно только клоун. Мировой змей превратился в кундалини и годен теперь лишь на то, чтобы украшать эстетствующих девиц да развлекать сумасшедших шаманов. А я навсегда останусь здесь, потому что бунтовать, когда тебя простили – глупо, а принять прощение - значит признать свою вину. У меня нет будущего. Но есть мост.
Ещё есть будильник. Он прозвенит, и тогда я покину этот мир, и перейду в тот. Впрочем, в этом тоже нет смысла. Миры различны, но вектор движения один. Сначала появляются символы, чтобы обозначать сущности. Потом символы становятся вещами и, наконец, вещи превращаются в символы. Мир, в котором всё многозначительно указывает друг на друга, определяет одно через другое, и в итоге не указывает ни на что и ничего не означает. В какой момент фраза «оно символизирует» стала законченной? Когда «что» перестало быть нужным?
Наверное, я разобью будильник. Там у меня нет ничего. Здесь тоже. Зато здесь есть мост…

?

Log in