Previous Entry Share Next Entry
Бычков и Бенедиктов. Борьба с наркотиками и апология насилия.
шредингер
entorfianguard
Третья запись за сегодня – многовато, конечно, утомил уже всех, да и себя, но так уж получается. Копался, понимаешь, в интернете, и наткнулся на ЭТО.
Собственно, кому лень смотреть, поясню – по ссылке некий литератор Кирилл Бенедиктов (литератор, кстати, вроде как неплохой, что-то из его творчества я даже читал), пытается объяснить нам, какие нехорошие дяденьки милиционеры и прокуроры, которые арестовали главу нижнетагильского фонда «Город без наркотиков» Егора Бычкова, и какой сам этот Егор хороший.
По большому счету, Кирилл Бенедиктов имеет право на свое мнение, и доказывать ему, что он не прав, совершенно не моя задача – на это у него друзья есть, ну, или родители. Но вот беда – мнение его разделяют ещё многие наши сограждане – а это – уже проявления внутренних демонов, и, следовательно, моя прямая обязанность их если и не искоренить, то хотя бы обозначить.
Ну и совсем коротко – о том, в чем же суть «дела Бычкова». Егор Бычков руководил в Нижнем Тагиле фондом «Город без наркотиков», состоял в дружбе с одиозным Евгением Ройзманом, и реабилитировал наркоманов за скромную сумму 6-8 тысяч рублей, взятых у их родственников. Реабилитировал насильно и жестоко, за что, собственно, его теперь и судят, инкриминируя похищение, а также побои и истязание. Номера статей в данном случае излишни – не приговор, чай.
Собственно, кто согласен с тем, что и поделом Бычкову, ибо нехрен в мессию играть, могут на этом и завершить чтение, а вот его сторонников милости прошу далее. Там у меня примечательные цитатки из Бенедиктова, комментарии и вывод.
Вот как Кирилл Бенедиктов оправдывает Бычкова:
«Говоря проще, реабилитационный центр – это место, где наркоманы «переламываются». Сделать это довольно сложно. Ведь наркоман в состоянии наркотического голодания, а тем более ломки не в состоянии думать ни о чем, кроме как о новой дозе. Поэтому редко какой наркоман дает согласие на пребывание в реабилитационном центре: за него это, как правило, делают родственники».
Чувствуете, чем пахнет? А как же свобода выбора? А почему бы не разрешить постнатальные аборты, ведь младенцы тоже «ни о чем не в состоянии думать, кроме как о сиське и пеленках»? И что же отвечает нам на это господин Бенедиктов? А вот что:
«Между тем «гуманный» закон в данном случае защищает права наркоманов (то есть людей неадекватных и общественно опасных), но попирает права законопослушных граждан (их близких)».
О как. И в чем же, позвольте узнать, он ущемляет права близких? В том, что они не могут сделать свое чадо таким, каким они хотят его видеть? Причем любой ценой, в том числе и физическим насилием? Что их лишают возможности корректировать свои ошибки в воспитании с помощью палки и наручников?
Нет, конечно, родственники наркоманов страдают, разумеется, тяжело видеть, как умирает твой единственный ребенок. Да только это был его выбор. Таким он стал – благодаря воспитанию, или вопреки, это уже не важно. Только вот очень часто родители страдают, если ребенок жениться не на той женщине, или вступает не в ту партию. И что – им тоже дать право на насилие? Думаете, я утрирую, и в этом случае страдания родителей менее значительны? Таки у вас есть патентованный измеритель степени моральных терзаний?
Читаем статью К. Бенедиктова дальше:
«В некоторых случаях наркоманы приходили в центр сами. В других случаях сотрудники фонда приезжали к наркоману домой и увозили его в реабилитационный центр.
Силой.
Наверное, это нехорошо. Наверное, это нарушение прав человека, когда приезжают крепкие ребята, скручивают человеку руки за спиной и увозят лечиться.
Но только в том случае, если это человек, а не наркоман».
Вот так ребята. Унтерменши у нас уже появились. И это естественно – для тех, кто подобно Бычкову и Бенедиктову мечтает осчастливить других насильно. И даже наукообразная база подводится:
«Наркоман – это все-таки не совсем человек. И в биологическом смысле (у него другой обмен веществ), и в психологическом. Если общество согласно с тем, что убийц, насильников и воров надо изолировать, оно не должно лицемерно делать исключение для наркоманов. Потому что для наркомана ни убийство, ни насилие, ни кража не являются табу. Хорошо, давайте считать их больными. Но – общественно опасными больными. Наркоманов не нужно жалеть, их нужно лечить».
Не человек. Другой обмен веществ. Уважаемые пациенты отделения эндокринологии – вы все недочеловеки. Бенедиктов сказал. Бычков подтвердит. Пациенты психологов и психиатров – вас тоже касается. Одеваем желтые звезды и вперед – труд сделает вас свободными.
Ну, и наконец, финал:
«Главная вина Бычкова и его друзей состоит в том, что они открыто бросили вызов коррумпированной системе. В том же Нижнем Тагиле существуют негосударственные реабилитационные центры, принадлежащие различным сектам. В некоторых из них люди удерживаются месяцами, при этом их родственники платят куда большие деньги, чем платили родители наркоманов, обращавшихся к Бычкову. И если наркоманы выходят из таких центров излечившимися от своей зависимости, это объясняется тем, что эта зависимость замещается другой, психологической (проще говоря, происходит зомбирование). Однако прокуратура такими центрами почему-то не занимается. Почему»?
Понятно, что тут у нас. Тут очередная попытка выставить очередного преступника – в данном случае Бычкова, борцуном с системой. Ну, может он и борцун, но только в данном случае это неважно. Неважно по той причине, что судят его не за это, и что он, безусловно, виноват (да, приговора ещё не было, и с юридической точки… только нахрен юридическую точку. Почитайте его ЖЖ. Почитайте ЖЖ Ройзмана. Почитайте о них – все, что найдете, и после этого сомнений не останется – все, что Бычкову инкриминируют – правда), и что задуматься приведенный абзац заставляет не о том, почему сидит Бычков, а о том, почему же не сидят другие. Тут можно и о коррупции поговорить.
А теперь – итог. Вот какой у нас в данном случае демон – иллюзия избранности. Бычков, Бенедиктов и прочие присоединившиеся верят, что они знают как лучше для всех. И отрицают, что некоторые могут отличаться от них, и представление о благе иметь свое. Подобные граждане отрицают право на эвтаназию, право на аборты, а ранее отрицали и многие другие права. Именно носители подобного типа мышления жгли ведьм на кострах – для их же блага, во имя их спасения. И Бычков был бы в первых рядах, а ведьм он не сжигает по одной простой причине – наука ушла вперед, существование рая оказалось под большим сомнением. Подобные им рушили церкви, полагая, что атеизм – благо. И приносили жертвы на вершинах пирамид, пытаясь отвратить конец света, полагая, что так лучше для всех.
Они в очередной раз подтвердили старую истину – «тот, кто желает людям блага неизбежно приходит к желанию перебить их всех до одного».
Засим всё. Устал.

?

Log in

No account? Create an account