Previous Entry Share Next Entry
Экономия репрессии.
шредингер
entorfianguard

В теории уголовного права есть такое понятие – экономия репрессии. Означает оно приблизительно следующее – за каждое преступление должно быть назначено наказание минимально достаточное для исправления осужденного.

К чему я это? Да все к тому же, «сел Иванушка на конька, и поскакал» - к любимой своей теме диктатуры в современной России. Один мой знакомый на днях с пеной у рта доказывал, что раз я с такими идеями еще на свободе, раз в интернете подобные высказывания не удаляются, и на телевидении Соловьев свободно выступает – значит, нет никакой диктатуры, а так, фантазии одни.

И вот тут и вспомнилась мне экономия репрессии. Применительно к современной России расшифрую это так – мера воздействия на каждого конкретного гражданина и общество в целом должна быть минимально достаточной для сохранения абсолютной власти Путина и угодных ему лиц.

И вот в эту схему прекрасно все вписывается, и свободный интернет, и моя скромная персона, и блистательный журналист Соловьев. Начну с себя – ибо проще всего – ну кому я могу своими высказываниями помешать – если слушают меня трое друзей, да еще в интернете 10 человек (да и то, в лучшем случае) прочитают. Мелок и безопасен – еще репрессировать меня – экономить нужно.

Теперь об интернете в целом. Во-первых, доступ в сеть у нас есть в лучшем случае у 20% населения необъятной страны, а с учетом того, что для многих это лишь способ узнать новости спорта да посмотреть порнографию, все сообщества с социально-политической тематикой не более чем дискуссионные «клубы по интересам». Во-вторых, «население сети» атомизировано еще в большей степени, нежели общество вне ее. Так, встретились в цифровом мире Иван Иванович из Подольска с Иваном Никифоровичем из Алдана – поругали власть, и разошлись, и не встретиться им никогда, дабы о правах своих совместно заявить – там, в реальной жизни. Тем более, может статься, что Иван Иванович на самом-то деле Петр Васильевич, просто выступает под псевдонимом, А Иван Никифорович и вовсе Марфа Васильевна, да и не из Алдана, а с Брайтон Бич. Безопасен для нашей власти интернет, неинтересен.

Ну, и раз уж помянул всуе Владимира Соловьева, скажу и про него. Да, журналист он талантливый и популярный, и темы часто поднимает «больные», и, если верить ему (а почему бы не поверить – человек симпатичный, так что пусть) активно борется с коррупцией и политическим беспределом. Но, во-первых, занимает он (по крайней мере, публично – лично я с ним не знаком, и потому о чем мыслит он «долгими зимними вечерами» не знаю) двойственную позицию – с одной стороны критикует и обличает, а с другой – порой благостно так, с пиететом отзывается о Президенте с Премьером, и получается, что «царь то у нас хороший, бояре плохие». Да и в «послевыборных бдениях» на НТВ в своей передаче ставить вопрос о массовых нарушениях и нелегитимности выборов Соловьев своим гостям не особо позволял.

Не знаю, делает ли он это по внутреннему убеждению, или сознательно идет на сделку с властью, чтобы иметь возможность доносить до народа хоть часть правды и чтобы, пользуясь статусом известного журналиста давать «укорот» хоть некоторым, отдельно взятым чиновникам. Да и неважно это, поскольку не о рассмотрении «личного дела Соловьева» речь. Важно то, что для власти он в таком виде не опасен, а даже полезен, поскольку на место смещенного его стараниями нечестного чиновника, по принципу Лернейской гидры придет десять еще более нечестных, а Путин и иже с ним на встречах с европейскими «любителями демократии» сможет, с ехидной улыбкой, говорить «помилуйте, какая диктатура, у меня вон на центральном канале Соловьев есть – видали, как критикует – и ничего ему за это, только гонорары журналистские».

Когда Григория Явлинского (которого я лично ну совершенно не люблю) в конце девяностых спросили, почему он не идет в правительство (как раз тогда Ельцин набрал кое-кого из «Яблока»), тот выдал потрясающий по своей точности образ. Ответ был примерно следующим» «если у вас на кухне протекает труба, вы можете либо все время бегать с ведром и тряпкой, либо залатать трубу – с тряпкой я бегать не хочу, а к трубе меня все равно никто не пустит». К сожалению, теория «малых дел» в современной России, охваченной системным кризисом (я не о финансах, а о раковой опухоли – «верных путинцах») не работает.

И пока Соловьев (ну приходится теперь поминать его «всуе», раз уж привел в качестве примера, но относится это ко всем, кто на словах, или на деле противостоит режиму) бегает с «ведром и тряпкой» - он в относительной безопасности. Ну, вызовут «для беседы», ну, «уголовным делом за клевету» постращают, но от эфира не отстранят, и уж тем более не убьют. А вот если он, намеренно, или случайно, коснется «протекающей трубы» - вот тут и эфир закроют, и вообще, окажется, что «на самом-то деле он педофил, а также шпион японской, израильской и еще 25 вражеских разведок, да и наркотиками приторговывал». Или так аккуратненько, вдруг с управлением машиной не справится…

Экономить надо репрессию, товарищи, пусть народ думает, что «в Багдаде все спокойно».

Или я неправ, и «не так все было»?


?

Log in

No account? Create an account