Previous Entry Share Next Entry
Бесконечная история.
шредингер
entorfianguard
1.
- А чем ты занимался до того? – спросил Антуан.
- До чего? – не понял Виктор.
- До того, как мир начал сжиматься, идиот – пробурчал из своего угла Петер – он был самым старым из собравшихся в комнате, что, безусловно, не добавляло ему терпимости и снисходительности.
- Я писал. Книги. – неуверенно и немного смущенно ответил Виктор, и, чуть подумав, добавил – Кажется.
- И о чем были твои книги? – не унимался Антуан.
- Обо всем. О жизни. О других мирах.
- А чем тебя не устраивал этот мир? Почему вы, молодежь, никогда не довольны тем, что имеете? – снова подал голос Петер.
- Петер, помолчите, можно подумать, что старики всегда всем довольны. Как раз таки именно престарелые сограждане все время стремились повернуть время вспять, чуть ли не до самого рассотворения! И вообще, вопрос был обращен не к Вам и Вашим сединам, а непосредственно к нашему литературному гению Виктору, слава Творцу, отнюдь не Гюго! – Антуан, как всегда, упивался своим сомнительным красноречием. – Впрочем, милейший Виктор, Петер во многом прав, храни Творец его от Альцгеймера. Чем же вам так не угодил мир, в котором вы жили? Неужели те вселенные, которые создавали вы в своих книгах были более совершенны, нежели подарившая вам жизнь планета? Не обуял ли вас, как говаривали служители культа, грех гордыни?
- Не знаю. Не важно. Были ли мои миры совершенны? Скорее нет. Но они были другими. Разными. Понимаете, иногда отчаяние охватывало от того, как все логично, линейно, предсказуемо. Даже случайности, даже чудеса – понятны и неизбежны. Наш мир – бывший мир – тюрьма, огороженная решетками причинно-следственных связей. Я чувствовал себя ниточкой в огромном полотне. Я могу порваться, могу закончится, но полотно останется, оно настолько огромно настолько плотно, что даже выбраться из под него трудно. Много много слоев, перетекающих, связанных, давящих. Настолько толстых, что это уже и не ткань – это камень…
- Сколько пафоса, мой дорогой Виктор, остановитесь, вы становитесь многословны, а ведь это моя епархия. Впрочем, уныние, которым веет от ваших слов ни в коем случае не даст никому усомниться в авторстве сей тирады – я никогда не позволил бы себе подобных минорно-кислых ноток. Итак, вы желали бежать? Переселиться в созданный вами сосуд? Поменять заточение внутри мира на бытие внутри книги, в свою очередь пребывающей лишь в вашем воображении, которое заключено внутри вашего разума, помещенного в черепную коробку, находящуюся в той же душно-унылой вселенной, что жаждали вы покинуть? Виктор, я не ожидал от вас, творческого человека, подобной близорукости. Вместо того, чтобы бежать из клетки, ускользнуть из сплетения нитей серого полотна, если позволите воспользоваться предложенным вами образом, вы еще больше запутывали себя. Виктор, я горжусь вами, вы мастер парадоксов! Только вот парадоксы ваши слишком уж примитивны и неверны. Вы сознательно, понимаете, сознательно загнали себя в очень жесткие рамки, и теперь я даже затрудняюсь сказать, что будет…
- Так это он, сволочь, во всем виноват! Из-за него мир сжимается – перебив Антуана, взревел Петер, схватил стоявшую у ног двустволку и выстрелил.
- Петер! Что вы наделали? Вы убили его, совершили страшный, необратимый поступок! И – самое главное, кто теперь будет это все убирать? Вы забрызгали всю комнату! Такой бессмысленный поступок позорит вашу многолетнюю мудрость. И это пример для молодежи! Я потрясен, просто потрясен! – говорил Антуан, брезгливо вытирая кружевным платком лицо.
- А чего тут думать то? Ты же сам сказал, что он придумывал миры, которые были меньше его головы. И жил в них. И еще нас туда поселил. Значит, он и виноват. – перезаряжая свое ружье бормотал Петер.
-Святая наивность! Вот вы раскололи, нет, даже распылили его голову, голову нашего несчастного Виктора, и что – мир перестал сжиматься? Что-то изменилось?
- Я не чувствую – проворчал Петер.
- Вот! И я ровным счетом ничего не ощущаю. И что из этого следует?
- Что я не того грохнул – Петер явно чувствовал неловкость.
- Именно! Именно, мой дорогой мыслитель! И хотя я не разделяю вашего пристрастия к столь грубым выражениям – надо же «грохнул» - и это говорит тот, кто должен примером своим повергать в смущение распущенное младое поколение, однако вынужден согласиться – вы оборвали не ту жизнь. И что же вы теперь предлагаете делать?
- Оборвать ту. Найти, и оборвать! – в голос Петера вернулась былая уверенность.
- Что же, потрясающая в своем маразме мысль. Впрочем, она не лишена некоего очарования, и безумна настолько, что может сработать…
2.
Нет, это никуда не годится, подумал автор. Совершенно. Эти два маньяка найдут и убьют меня. Им, видите ли, не нравиться жить в сжимающемся мире. Надо что-то делать, чем то их занять. Но чем? Чем можно занять безумцев, у которых моей милостью и ленью нет ни биографии, ни интересов, ни лиц, даже одежды приличной нет. Или есть? Не важно. Надо спасаться. Надо их отвлечь. Точно, придумал!
3.
Раздавшийся стук в дверь прервал очередной приступ словоизвержения Антуана. Петер закончил заряжать двустволку и вновь поставил ее между ног. Дверь со крипом открылась, и в комнату вошел заглянул смущенный человечек средних лет, этакое олицетворение карикатурного интеллигента.
- Вы позволите? Там, снаружи, несколько неуютно…
- Заходите, милейший, заходите! Мы всегда рады гостям! Я – Антуан, вон тот сморчок у камина – Петер, а как величать вас?
- Себастьян – тихо проговорил вновь пришедший, испуганно косясь на заляпанную кровью стену и обезглавленное тело Виктора.
- Не смущайтесь, Себастьян, и не обращайте внимания на беспорядок. Наш друг Петер превратно истолковал причину сжатия мира, и принял поспешное решение. Он уже раскаивается в своем поступке. Кстати, Себастьян, поведайте нам, чем вы занимались до того, как все это произошло?
- Я писал. Картины.

  • 1
Шикарно! Такие вещи я бы рекомендовал изредка читать каждому. Своего рода временная остановка для осмысления пройденного пути. Последующее за этим понижение градуса легкомысленной самоуверенности позволит иначе взглянуть на мир. И это может быть полезным.

(смущенно) Даже не ожидал, что может вызывать и такой эффект. Спасибо.

  • 1
?

Log in