Previous Entry Share Next Entry
О бревнах и соринках.
шредингер
entorfianguard
На эту тему меня натолкнул один замечательный человек. Ссылку не дам, поскольку незачем. Цитировать не собираюсь, а кого я называю замечательным, пускай каждый сам догадывается – глядишь, число замечательных и возрастет.
Да и тема не нова – более того, просто донельзя устаревшая и обсосанная тема. Для тех, кто не догадался из заглавия – поясню – речь пойдет о праве на суждение. Ну, и на осуждение, заодно.
На протяжении нескольких тысячелетий человека пытаются лишить его священного права – права критически воспринимать реальность (ну, или, делаю реверанс в сторону поклонников дзэна и постмодернизма, то, что принято называть реальностью). Запрет на суждения горячо отстаивается в христианстве – все эти «бревна и соринки» в органах зрения, «безгрешные», швыряющиеся камнями, «не судите да не судимы будете», и еще парочка легионов подобных фраз. И это притом, что церковники вполне позволяли себе судить – какая вера истинна, кто такие еретик, и что с ними делать. Осуждали Иуду и Пилата, осуждали, правда, стеснительно, отрекшегося Петра, осуждали Коперника и Галилея, Мартина Лютера и Генриха VIII, перечень можно продолжать, но к чему? И не важно – за дело осуждали или нет, важно другое – они нарушали свой собственный принцип. Но зачем в таком случае он вообще нужен? Затем же, для чего в любом уголовном кодексе запрещается самоуправство. Всякая более-менее обладающая влиянием структура желает иметь монополию на осуждение, как минимум, среди контролируемых субъектов. Монополия на суждение гарантирует единомыслие, а монополия на осуждение гарантирует власть через контроль над карательными механизмами.
Объявляя, что судить может только Бог, церковь «убивает двух зайцев» - во-первых, выводит самого Бога и всю церковную доктрину из-под удара, и, во-вторых, развязывает руки своим членам – раз мы представляем Бога, мы можем, пусть в ограниченных пределах, пользоваться осуждением по принципу «делегированных полномочий».
Те же самые цели преследует государство. Получив «монополию на право» оно автоматически легитимирует свои собственные действия, одновременно ставя «вне закона» мнения несогласных граждан.
Нечто подобное происходит и в мире искусства. Некая «группа товарищей», представляющая собой «светил науки и искусствоведения» и примкнувших к ним «творцов» и владельцев галерей решают, что есть «актуальное искусство», а что «куча металлолома». Притом что если во времена Да Винчи любой крестьянин понял бы, где шедевр, а где мазня его трехлетнего сына. С изменениями в искусстве этот критерий исчез, и был заменен очередной «монополией на истину». Теперь чтобы понять, творение гения перед тобой, или поделка малолетнего идиота, следует смотреть не на «шедевр» а на подпись. И не надо мне рассказывать про «глубокий смысл». Любой более-менее грамотный человек способен «вчитать» смысл куда угодно, и это будет говорить лишь о способностях зрителя, а отнюдь не художника. Но кто-то должен отделять «зерна от плевел»? Рассказать, кто достоин, а кто нет. Посему, появление монополия на «право критики» стало естественным следствием данного процесса.
Насаждаемая западной культурой «толерантность» - явление того же порядка. Теперь, встретив педераста, или человека с черной кожей – не верь глазам своим. На самом деле пред тобою гей и загорелый афроамериканец. Однако, если пред тобою дама в чадре – это отнюдь не «волоокая Фатима», а самая что ни на есть коварная шахидка-террористка. То есть, право суждения вновь не исчезло в никуда, оно по-прежнему в руках «руководящих структур».
Все это наводит на мысль о том, что, переставая судить, мы не делаем мир лучше – мы лишь развязываем руки «сильным мира сего». Судить, обсуждать и осуждать – священное право каждого. Более того, осуждая других, мы заставляем их задуматься об их недостатках, и, одновременно, провоцируем их на более пристальное внимание к недостаткам нашим собственным, ибо большинство людей не способно удержаться от ответа «ударом на удар». Главное, осуждая прочих, стремиться к искоренению недостатков в себе, и когда в ответ на твое «козел» в ответ прилетит «сам козел» следует внимательно посмотреться в зеркало – не пора ли стричь бороду и пилить копыта?

  • 1
Если ваши предыдущие темы еще затрагивали в моем сознании области способные пусть не ответить на поставленные вопросы, но по крайней мере подискутировать на них, то в дальнейшем я думаю сложность поставленных вами дилемм заставит меня просто отказаться от обсуждения по причине полной и явной невозможности придти в процессе диспута к объективному знаменателю.

С одной стороны логичным будет предположение о том, что человек обладающий большими знаниями имеет больше прав на то, чтобы давать оценку тому или иному событию и явлению, с другой стороны ничто не мешает этим знаниям вступать друг с другом в сношения в ментальном пространстве хозяина и порождать не только красивые логически выверенные умозаключения, но и уродливые химеры, которые бы ни за что не возникли в сознании менее образованного человека.

А вообще, только поймите меня правильно (в свете моей последней записи с этим могут возникнуть проблемы), вы мне нравитесь. :-)

Прям таки поставили меня в тупик и ввели в дикое смущение...
Причем не последним абзацем - тут я все понимаю адекватно, и даже отвечаю взаимностью (не в смысле последнего поста, естественно), а абзацем первым. Причем независимо, тонкая ли это (или даже не очень тонкая) ирония, дружеская лесть или искреннее восхищение - такой оценки моих способностей и скромных записей я не заслужил.
Что до "обладающих большими знаниями" и ценности их мнения, на мой взгляд это справедливо лишь для естественных наук, где не постигнув основ невозможно сделать верного суждения.
Что до сферы гуманитарной - тут "свежий взгляд", интуиция, умение чувствовать, а также мыслить куда важнее. Перегруженность знаниями "школ, учений и правил" может засорить сознание, замылить взгляд. Разумеется, это не отрицает необходимость постижения "трудов великих", но цель здесь скорее избежать повтора, не идти вослед, нежели "вскарабкаться на плечи гигантов", и наследие прошлого необходимо воспринимать критически.

Да, существенное замечание. Гуманитарные дисциплины в большей степени подвержены нездоровым мутациям, нежели естественные с их ярко выраженной методологией, которая играет тут роль иммунитета.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account